МЕНЮ

Мельдониевый ужас может снова повториться. России нужно играть на опережение Мельдониевый ужас может снова повториться. Фото Александр Федоров, «СЭ»

Мельдониевый ужас может снова повториться. России нужно играть на опережение

 ВАДА может запретить экдистерон, который очень популярен среди наших спортсменов

Все помнят мельдониевый кошмар? Весной 2016-го под ударом оказались десятки российских атлетов. Новости о дисквалах звезд сыпались ежедневно: Павел Кулижников, Семен Елистратов, Екатерина Боброва, Юлия Ефимова, Эдуард Латыпов. Всех, кроме Марии Шараповой, потом оправдают. Потому что ВАДА сильно накосячило: не провело никаких предварительных исследований по реальным срокам выведения препарата, и лишь постфактум выяснилось, что его следы могут обнаруживаться в организме более полугода. Перед спортсменами никто не извинился. Хотя для многих отстранения стали огромным потрясением и тяжелым ударом по репутации.

Некоторые пропустили чемпионаты мира, а, например, волейболист Александр Маркин — Олимпийские игры.

И вот теперь не исключено повторение той печальной истории. На мониторинге у ВАДА находится экдистерон. Если его включат в запрещенный список — проблем не избежать. Врач сборной России по футболу и председатель медицинского комитета Российского комитета РФС Эдуард Безуглов уже призывает бить во все колокола и делать все, чтобы до запрета дело не дошло. Ну или хотя бы были даны четкие и разумные объяснения, почему прием субстанции, о влиянии которой на организм известно более 40 лет, может стать запрещенным именно сейчас.
До сих пор нет никаких исследований, которые говорили бы о том, что мельдоний дает преимущество

— В феврале в журнале Asian Journal of Sport Medicine вышел обзор, подготовленный интернациональной группой авторов, из которого явственно следует, что в запрещенный список и программу мониторинга ВАДА в последние годы особенно быстро и легко попадают те субстанции и методы, которые были наиболее распространены именно в России, — начал Безуглов. — Вспоминаем из последнего: ингаляции ксенона и аргона, мельдоний, триметазидин (больше известный под своим торговым названием предуктал). В прошлом году в мониторинг попал экдистерон, который массово применяется в России.
— Насколько массово?

— Согласно нашему последнему анонимному опросу, его применяют порядка 40 процентов атлетов, тренирующих выносливость. Очень распространен он и в игровых видах спорта.

И уже сейчас понятно, что его запрет может стать большой проблемой, сопоставимой по масштабам с мельдониевым скандалом. Мы начали изучать имеющуюся научную базу по этой субстанции.

— И что обнаружилось?

— Для начала необходимо сделать небольшое отступление. Для включения субстанции или метода в запрещенный список должно быть соответствие минимум двум критериям из трех:

— противоречие духу спорта;

— потенциальный вред здоровью;

— потенциальное преимущество в отношении какого-либо аспекта физической работоспособности.

И если к первому пункту при желании можно приписать практически все — это больше философское понятие, то ко второму и третьему те же экдистерон и ингаляции ксенона никак не относятся.

— На каком основании их тогда могут включить?

— Очевидно, что при принятии таких решений следует опираться на данные научных исследований, причем максимально высокого методологического качества, ведь от таких решений зависят судьбы спортсменов.
— Логично.

— И на сайте ВАДА можно найти порядка 500 исследований, которые агентство финансирует.

Так вот, по целому ряду субстанций и методов, включенных в запрещенный список или программу мониторинга в последние годы, нет вообще никаких исследований высокого уровня.

И на это обращаем внимание не только мы. В 2019 году в одном из самых престижных в мире журналов по спортивной науке вышел обзор Джулса Хойбергера, в котором он на основании фактов показал, что 17 из 23 классов запрещенных субстанций не имеют доказательств эффективности с точки зрения потенциального преимущества в прибавке к спортивным результатам.

При этом даже в выборке по гормону роста в исследовании участвовали только обычные люди, не спортсмены. А это большая разница.

Мы тоже сделали такой обзор по, скажем так, «российским препаратам». Тщательно изучили все имеющиеся исследования по экдистерону, кобальту, ксенону, мельдонию и предукталу. Выяснилось, что данных об их эффекте с точки зрения роста спортивных результатов просто нет! Ни одного исследования среди полупрофессиональных спортсменов в рецензируемой научной литературе!

Такая же ситуация в отношении потенциального вреда здоровью. Нет исследований, в которых описывались значимые побочные эффекты указанных субстанций при приеме в рекомендуемых дозировках.

— То есть их запрещают просто так?

— Вот и мне интересно, как это делается. Крейг Риди сразу после Олимпиады в Сочи говорил The Telegraph, что у ВАДА есть доказательства эффективности ингаляций ксенона и аргона на стероидогегез и эритропоэз, и поэтому они будут запрещены.
Сделано это было после репортажа одной из немецких телекомпаний, в котором о рассказывалось о применении этого метода российскими спортсменами на Играх-2014.

Прошло семь лет, а доказательств этих мы не видим до сих пор. И не увидим. Потому что исследований среди спортсменов любого уровня нет.

Были единичные исследования на мышах, были на выборке из обычных 6-7 человек — с применением протоколов использования, как признались авторы, взятых со слов неких тренеров. По идее, уже это — приговор для научных исследований. А метод в экстренном порядке спустя несколько месяцев вносят в запрещенный список. За это время появились какие-то новые данные? Или хватило репортажа по телевидению?

Та же история с мельдонием. Подтверждений его эффективности для профессиональных спортсменов не существует. Здоровью не вредит. Как и предуктал. Что все эти препараты объединяет?

— Популярность в России.

— Совершенно верно. Экдистерон в одной научной статье немецкие авторы даже называют «русским секретом из 80-х годов» и требуют максимально быстро включить в запрещенный список на основании нескольких исследований на мышах и обычных людях.

И меня очень смущает, что на пороге возможного запрета одной из самых распространенных в нашей стране субстанций — экдистерона — опять нет никакой дискуссии. Не хватило мельдония? Его, кстати, тоже запретили после того, как в результате анализа проб, взятых на Европейских играх-2015 в Баку, выяснилась широкая популярность препарата в странах СНГ.

— Кто должен бить в колокола?

— Сами решайте, какие структуры должны это делать, — ответ очевиден. Ну и конечно, все неравнодушные ученые.
Сколько мы будем молчать?

— Какие-то еще вопросы к запрещенному списку ВАДА у вас есть?

— Ряд субстанций запрещены только в соревновательный период. Например, демитиламиланин — экстракт герани. Вне соревнований применять его можно, хотя лично я смысла не вижу.

Так вот, на нем попадаются десятки спортсменов, у которых в результате забора проб во время соревнований могут найти остаточные следы — и на этом основании дисквалифицируют.

Опять же до сих пор нет ни одного сколько-либо серьезного исследования по срокам его выведения из организма. По сути, никто не знает, сколько времени он может обнаруживаться после даже однократного приема. А людей за это наказывают — и делают это максимально жестко.

— Ваша последняя работа, совсем недавно опубликованная в одном из зарубежных журналов, посвящена как раз этим вопросам?

— Почти половина случаев проблемных проб в мире приходятся на анаболические стероиды. Что неудивительно с учетом доказанного действия этого гормона на силу.

Но среди огромного количества растительных субстанций и микроэлементов, входящих в состав тестостероновых бустеров, только три имеют убедительные доказательства эффективности (пажитник, эврикома длиннолистная и корень ашваганги).

Экдистерон тоже более чем натуральная субстанция животного происхождения. Чем он отличается от эврикомы длиннолистной? Судя по научным данным — ничем. Но ее даже близко никто не собирается запрещать. Почему так?

— Прозрачность была бы на руку всем.

— Абсолютно! Провели исследования, опубликовали — и все, ноль вопросов. Ведь каждое включение препарата в запрещенный список — это чьи-то карьеры.

Сейчас же у нас получается такая картина. По мельдонию есть только какое-то небольшое исследование невысокого методологического качества на грузинских дзюдоистах, проведенное почти 20 лет назад.

По ксенону в качестве доказательства его эффективности в зарубежных СМИ приводится письмо из ОКР компании — производителя аппаратуры для ингаляций смесей различных инертных газов. Судя по скриншоту письма, это была стандартная благодарность, которую многие партнеры крупных спортивных организаций получают после успешного окончания соревнований.

Никакой связи между перечисленным в письме списком достижений и применением конкретного препарата нет и в помине. Но все было преподнесено так, будто это письмо с благодарностью за то, что именно с помощью ингаляции ксенона команде удалось выиграть столько медалей
При этом декриминализуют наркотики. Хотя по двум из трех критериев (этическая сторона и вред здоровью) они уверенно проходят в запрещенный список. До сих пор в программе мониторинга никотин. Хотя на сайте ВАДА относительно его как раз есть исследование — и он действительно повышает ряд параметров физической работоспособности. Кофеин тоже много лет находится в программе мониторинга, и в отношении него существует большое количество исследований самого высокого метаболического качества, подтверждающих его влияние на выносливость и скорость.

— Как все это странно.

— Поэтому я и говорю о необходимости максимальной открытости в этом вопросе. На каком основании что-то запрещается? Если на основании научных данных, то представьте их в открытом доступе.

Даже если исследований нет, а внесение субстанции в запрещенный список — результат консенсуса экспертов, то давайте узнаем имена этих экспертов и основания. В спорте высших достижений это распространенная практика.

Моя позиция известна: в российском спорте были серьезные проблемы с допингом. Это факт, и здесь никаких оправданий быть не может. Но для всех участников процесса должны быть четкие и понятные правила игры. А не так, что Крейг Риди что-то рассказал — и ксенон за пару месяцев запретили.

Я очень далек от политики, но в данном случае прослеживается серьезный перекос, который ни в одной сфере спортивной науки просто невозможен. Для внедрения в практику каких-то рекомендаций в современном научном мире требуются очень серьезные основания.

И если мы продолжим молчать, то можно только предполагать, сколько еще российских, да и не только российских спортсменов могут пострадать.

 

  Полный текст статьи

Дополнительная информация

Прочитано 260 раз Последнее изменение Воскресенье, 23 мая 2021 08:18
Top